Скрипка из половицы

В Воронеже есть очень необычное место – «Музей забытой музыки». Его идейный вдохновитель, хранитель фондов  и главный экскурсовод – слесарь-инструментальщик Сергей Плотников. Свое увлечение музыкой и историей он сделал делом всей жизни и превратил мечту в волшебное собрание артефактов, где каждый может прикоснуться к звукам ушедших времен. Посещение музея перевернуло мое понимание о музыке и музыкальных инструментах кардинально!

Первый взгляд

С «Музеем забытой музыки» и ее бессменным руководителем я познакомился на историческом фестивале «Данбург». Сергей Иванович непринуждённо общался с публикой и весело зазывал на свое мини-представление, в процессе которого каждый мог почувствовать себя средневековым музыкантом и поиграть в импровизированном оркестре. Магнетизм и природное обаяние Сергея Плотникова, оригинальность выездной экспозиции сделали свое дело, и вот я при первой возможности мчусь в Воронеж – постоянное место дислокации музея.

Экспозиция располагается в здании городского центра культуры Воронежа. Около сотни музыкальных инструментов аккуратно расположились на стенах и полках уютного выставочного зала. Гусли, жалейки, сопелки, балалайки, рожки всех мастей, колесные лиры и даже шарманка… Большая часть из них относится к исчезнувшим музыкальным инструментам и почти не используются в обычной жизни, разве что реконструкторами. Тут же рядом небольшая мастерская, поэтому в зале витает приятный аромат свежеструганного дерева, льняного масла и кожи. Все это создает неповторимую атмосферу «сказочности» происходящего во время представления.

Еще раз повторюсь – музей очень оригинальный, и поэтому тут не экскурсии, а представления, во время которых Сергей Плотников рассказывает о каждом инструменте, исполняет народные песни и предлагает всем желающим проявить свой музыкальный талант в группе или поодиночке.

– Музей живой – рассказывает Сергей Иванович. – Многие ведь приходят ко мне с намерением посмотреть на экспонаты, которые висят на стенах с надписью и табличкой. Это такой стереотип музея. А тут оказывается все музыкальные инструменты действуют, звучат, на некоторых можно поиграть… И людей это привлекает.

Самое главное – начать

А началось все в 2002 году, когда жена Сергея Ивановича подарила ему книжку, в которой были чертежи и инструкции по изготовлению музыкальных инструментов. Она хотела, чтобы муж изготовил пару трещоток и сопелок для детского летнего лагеря с этнографическим уклоном. Так вроде и не тяжело, все инструкции есть, да и в работе всегда пригодится. «Заказ» в итоге был выполнен, но первым экспонатом музея мастер считает волынку.

Я решил, что  сейчас все по книжке сделаю, и у меня будет волынка, – вспоминает Сергей Плотников. – Но на деле оказалось гораздо сложнее. Вроде все правильно делаешь, а она никак не играет. Доводили с коллегой до ума долго, около полугода.

На момент создания волынки Сергей Иванович работал в школе-интернате № 1. Его новое увлечение с энтузиазмом разделили воспитанники и на уроках труда стали делать гусли, гудки и другие народные инструменты, некоторые из которых пополнили коллекцию мастера и до сих пор занимают достойное место в экспозиции музея.

Сергей Плотников признается, что о музее как таковом поначалу и не думал. Было интересно заниматься изготовлением музыкальных инструментов, общаться с другими мастерами, открывать для себя что-то новое. К тому же после создания волынки и ее демонстрации быстро нашлись единомышленники-энтузиасты. Тогда и решили вместе создать группу.

– Когда я волынку сделал, мы организовали группу «Травень» – обнимая любимую колесную лиру, вспоминает Сергей Плотников. –  Играли шотландскую, ирландскую, шведскую и русскую инструментальную музыку. Подбор инструментов был интересный такой: балалайка, флейта, джамбей (африканский барабан) и волынка. Состав оригинальный, пользовался большой популярностью.

Судьбоносное решение

В составе группы и лично Сергей Иванович выезжал на исторические фестивали с выступлениями и демонстрациями. Общение с этнографами и другими мастерами на подобных «съездах» приносило позитивные плоды: коллекция мастера-самоучки значительно разрослась и уже не влезала в один чемодан, так что путешествовать приходилось отнюдь не налегке. После одного из таких концертов и состоялся решающий разговор.

– Выезжая на Рамонский родник, на фестиваль, – вспоминает Сергей Иванович, – я вывозил с собой несколько музыкальных инструментов: волынку, колесную лиру, гусельки, несколько духовых… Народ от нас не отходил. Жена тогда мне говорит: «Сережа, интерес у народа огромный, надо делать музей!». В конечном счете я с ней согласился.

Сначала музей обосновался в ДК железнодорожников, но там он проработал два года, а потом уже переехал в городской ДК. Расположение музея очень удачное – центр города, городской ДК знают все. Как говорит Сергей Иванович, «… посетители идут волнами…», т.е. количество посещений зависит от времени года. Видимо, я как раз попал на одну такую «волну»: пока мы вели беседу и рассматривали инструменты, на разные дни недели с экскурсиями записались три группы, а в день нашей встречи у Сергея Ивановича была демонстрация для иностранных гостей. И так постоянно, усталости мастер не знает.

– У меня весенне-осенний период – фестивальный, – рассказывает Сергей Плотников. –Начиная с мая и до октября, музей находится на выезде. А зимой и осенью – это экскурсии по школам и общение с туристическими группами. В последние годы, стали активно заезжать туристы, проезжающие мимо Воронежа. Радует, что появляются группы, которые приезжают в музей не просто проездом, а специально едут из других городов побывать именно в «Музее забытой музыки».  

Симбиоз опыта и инноваций

По словам Сергея Ивановича, музею в его популяризации активно помогает Интернет и развитие социальных сетей. На экскурсии записываются онлайн поодиночке или группами, делятся впечатлениями от посещений на профильных форумах и сообществах, посят фотографии, видео- и аудиозаписи. Зарегистрирован Сергей Плотников почти во всех популярных сетях, но ключевым каналом связи считает для себя «Вконтакте».

– Основная сеть, конечно, «Вконтакте», – говорит Сергей Иванович. – У меня там и личный профиль, и группа музея. Аудитория этой социальной сети в основном молодежная, но, занимаясь музыкальными инструментами,  все больше убеждаюсь, что среди молодёжи у нас много людей с большим интересом к истории, фольклору и этнографии.

Также развитие информационных технологий помогает расширять экспозицию музея, пополняя ее новыми экспонатами и внося изменения в уже имеющиеся музыкальные инструменты. По словам Сергея Плотникова, сейчас появляются новые оцифрованные источники в открытом доступе и не обязательно идти в архив, чтобы добыть нужную информацию. Да, нужно потратить время, чтобы все пролистать, почитать и просмотреть, но экономия, по его мнению, все равно огромная.

– Всегда интересно что-то «откапывать», – оживляется мастер. – Например, сдвоенные струны на гуслях. Я всегда считал, что это мое изобретение и на меня поругивались те же этнографы, мол, не было такого. Но оказалось в 1908 году в Санкт-Петербурге жил Федот Артамонов, который тоже делал такие гусли. Так что я последователь Федота Артамонова (смеется).

Мастер много рассказывал об истории развития и возникновения народных музыкальных инструментов, о некоторых технологиях изготовления и секретах. Хотя как таковых, по словам Сергея Ивановича, секретов нет – все предельно просто.

— Инструмент потому и называется «народным», потому что делали его обычные люди и играли на нем тоже не профессионалы, — осматривая кусок доски, рассказывает Сергей Плотников. – Все, что не шло на половицу, а в печь было кинуть жалко, из того и делали.

Подтверждая свои слова,  Сергей Иванович примерно за час с небольшим из осмотренного им куска доски сделал гудок, тут же натянул струны на колки и сыграл задорную мелодию! Вот так вот, буквально «на коленке», родился музыкальный инструмент очень популярный в XVIII веке среди скоморохов и матросов. Волшебство, да и только!

Немного о планах

«Музей забытой музыки» активно развивается, а его создатель поставил перед собой цель – сохранить для потомков звучание прошедших веков.  В этом ему активно помогают коллеги-энтузиасты и последователи.

Моя задача сейчас – пробуждать интерес в людях к народной музыке и народным инструментам, – делится планами на будущее Сергей Иванович. — Он есть, постоянно увеличивается, и я это вижу. Еще пару лет я хочу поездить по фестивалям. В планах «освоение» северных регионов. А потом, перед уходом на пенсию,  буду добиваться того, чтобы музей носил название «Воронежский музей забытой музыки» и был отдельным музеем с выделенным зданием. Чтобы была более просторная мастерская и выставочный зал. Последователи у меня есть, они готовы принять музей и продолжить мое дело.

Будете в Воронеже – заезжайте в «Музей забытой музыки» и окунитесь с головой в водоворот звуков наших предков!

Обычно любимым бывает тот инструмент, который сделан последним, пока на нем не наиграешься и не налюбуешься. Есть инструменты с определенной историей. Гусли, например. Для русского человека гусли – это сразу образ богатырей, былин, Садко. Это сразу целая картина у человека в голове рисуется. Если я говорю «колесная лира» — ничего в воображении не возникает. Но для меня эти два инструмента стоят отдельно и ближе мне. Гусли за счет своей уникальности и универсальности: под них можно петь Высоцкого, можно петь песни Цоя, этнографические песни, былины, духовные стихи, а колёсная лира мне ближе в философском плане. Лирники раньше были философами, которые заставляли человека задуматься о смысле жизни.

 

Я не занимаюсь чистой реконструкцией, как «Центр музыкальных древностей» в Великом Новгороде Владимира Ивановича Поветкина. У меня инструменты более утилитарные, так сказать, для работы. Струны я не делаю жильные или из конского волоса – материал такой достать трудно и дорого.

Деревянные колки я тоже не делаю, хотя по реконструкции они должны быть такие. Они строй держат хуже, реагируют на влажность воздуха – в сырую погоду колки не провернешь. А так как в музее все инструменты «рабочие», то и настраиваться они должны легко и строй держать долго. А так я бы ни одну экскурсию провести не смог – только бы и делал, что настраивал инструменты.

 

 


© 2020 ВСЕ ПРАВА ЗАЩИЩЕНЫ